Отказ в возбуждении уголовного дела

Незаконное и необоснованное решение об отказе в возбуждении уголовного дела создает угрозу для осуществления прав и законных интересов лица, которому причинен вред совершенным в отношении его преступлением. В то время как первоочередным назначением уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела пресекает саму возможность для заявителя добиваться восстановления нарушенных прав и наказания виновных, лишает потерпевшего защиты и помощи государства, порождает недоверие к правоохранительным органам.

Если ошибка, принятая при возбуждении уголовного дела, может быть исправлена на этапе предварительного следствия, то ошибка, допущенная при принятии решения об отказе в возбуждении уголовного дела, лишает потерпевшего защиты, приводит к тому, что преступление остается не раскрытым, а преступник уходит от ответственности.

Распространены случаи неоднократного вынесения постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела при наличии признаков преступления по причине неполно проверенных данных. Постановление об отказе нередко содержат неполное, одностороннее изложение сведений, в них описываются обстоятельства, не несущие конкретную информацию о событии, неполную либо искаженную информацию как с формальной, так и с содержательной стороны.

Если решение о возбуждении уголовного дела может быть принято на основании оценки первичной информации как вероятной и не требовать в некоторых случаях дополнительной проверки, то отказ в возбуждении уголовного дела должен быть основан на достоверном знании, которое иногда невозможно получить исключительно путем анализа информации, содержащейся в сообщении о преступлении.

Вопросы о гарантиях права на получение обоснованного и мотивированного решения по обращению в суд или иной правоприменительный орган в связи с производством по уголовному делу неоднократно был предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации (Определение от 8 июля 2004 года №237-О, Определение от 25 января 2005 года №42-О).

Предметом рассмотрения жалоб был тот факт, что принимавшееся по обращениям заявителей к следователю, прокурору решения выносились без учета всех доводов, изложенных в обращении, и приведения мотивов, по которым эти доводы были проигнорированы или отвергнуты.

Конституционный Суд в своих определениях со ссылкой на Конституцию и нормы международного права отметил, что обоснование отказа по жалобе невозможно без последовательного рассмотрения и оценки доводов соответствующей жалобы. При этом нельзя игнорировать и произвольно отклонять доводы жалобы, не приводя фактические и правовые мотивы отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку мотивировка должна основываться на рассмотрении конкретных обстоятельств, нашедших отражение в жалобе и дополнительно представленных материалов, а также на нормах материального и процессуального права. Иначе не может быть обеспечено объективное и справедливое разрешение жалобы.

Решения могут быть вынесены только после рассмотрения и опровержения доводов заявителя. Отказ от рассмотрения и оценки доводов жалобы создают преимущества для стороны обвинения, искажает содержание обязанности по доказыванию обвинения и опровержений сомнений в виновности лица, позволяя игнорировать подтверждающие эти сомнения данные.

Приведенная правовая позиция относиться ко всем решениям, принимаемым в ходе уголовного судопроизводства компетентными органами и должностными лицами по любым обращениям граждан.

Конституция Российской Федерации требует рассматривать гражданина не как объект государственной деятельности, а как равноправного субъекта, могущего защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов. Это предполагает не только право подавать жалобу, заявление, ходатайство, но и право получить на это обращение адекватный ответ. Таким образом не допускается отказ правоприменительных органов и должностных лиц от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников уголовного судопроизводства, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные, с точки зрения принципов разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом.

В Определении Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 г. №42-О прямо указано, что положения статей 7, 123, 124, 125, 388 и 408 УПК РФ в их конституционно-правовом истолковании, вытекающем из настоящего Определения, не допускают отказ дознавателя, следователя, прокурора, а также суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участников уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом.

Выявленный в настоящем Определении конституционно-правовой смысл указанных норм УПК РФ является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

Изложенное позволяет сделать вывод, то проверка сообщения о преступлении для принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела должна быть основана на достоверной информации об исследовании и оценки всех приводимых в заявлении или жалобе доводов, указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности основания, по которым эти доводы отвергаются. При этом нельзя игнорировать и произвольно отклонять доводы жалобы. Необходимо рассмотреть, исследовать, оценить и опровергнуть все доводы заявителя.

В пункте 53 Постановления Европейского Суда по правам человека по жалобе №41675/08 «Фанзиева против России» (вынесено 18 июня 2015 г., вступило в силу 18 сентября 2015 г.) судом обращено внимание на то, что «…в контексте российской правовой системы так называемая доследственная проверка» сама по себе не способна привести к наказанию виновных, поскольку предпосылками для выдвижения обвинений против подозреваемых является возбуждение уголовного дела и начало проведения уголовного расследования, материалы которых впоследствии могут быть рассмотрены судом».

Кроме того, следует обратить внимание, что в соответствии с частью 1 ст. 148 УПК РФ отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 УПК РФ, допускается лишь в отношении конкретного лица. Таким образом, нельзя отказать в возбуждении уголовного дела по причине отсутствия в деянии состава преступления, если в жалобе кроме конкретного лица будут содержаться сведения о возможном соучастии в преступлении других неустановленных лиц, которые наряду с исполнителем могли выполнять роль организатора, подстрекателя или пособника.

В соответствии с частью 5 статьи 33 УК РФ пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

В силу части 3 ст. 34 УК РФ уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 УК РФ, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.

Например, если нотариус засвидетельствует верность копии документа, подписанного гражданином или гражданами, подписи которых не засвидетельствованы нотариусом или должностным лицом предприятия, учреждения, организации по месту работы, учебы или жительства гражданина, или граждан, то он нарушит требования статьи 78 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате. В дальнейшем эта нотариально заверенная копия документа может быть использована исполнителями как средство при совершении преступления, путем замены подлинного договора, используемого в качестве доказательства, на нотариально заверенную копию. При использовании такой нотариально заверенной копии документа исполнителями для совершения преступления, нотариус может быть признан пособником, так как он предоставил исполнителям средство, содействовавшее совершению преступления. Лицо скрывающего или уничтожившее оригинал документа должно рассматриваться как лицо, которое помогает скрыть следы преступления, поэтому может быть привлечено к ответственности как пособник.

Пособниками могут быть признаны также граждане, включая юристов, содействовавшие совершению преступления советами или указаниями.

Лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа или другим способом, в соответствии с частью 4 ст. 33 УК РФ признается как подстрекатель.

12345
Распечатать статью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>